(?)
finished
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
CarGuru
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

(?) > Цитатник пользователя


понедельник, 15 февраля 2016 г.
Шизофрения 19:36:49
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 5 апреля 2015 г.
2Р!теория: немного о 2Р!Англии Элис Мирова 16:35:53
Наверно, я единственный человек, который видит в Оливере Кёркланде (2р!Англия) не безумца, а человека (или страну) ставшего таким ненормальным из-за цепочки событий. Да и ненависть к людям тоже обосвована: либо из-за своего предыдущего правителя (которого наш "больной на голову" собственноручно и прикончил), либо из-за самого своего народа (который вечно колечит несчастного параллельного Англию). Да и улыбка. Я недавно наткнулась на одно интересное изречение, оно то и объясняет чеширскую улыбку Оливера: "Не верь моей улыбке, улыбка - лишь движение мышц лица, я нож могу вонзить Вам в сердце, не переставая улыбаться." Плюс ещё одно объяснение неадекватности параллельного Англии. Также Оливер, скорей всего, мощный маг с ограниченной манной (так как Артур (истинный Англия) хреново колдует и запас магии у него огромный, но за счёт ошибок его ИСТИНАЯ сила спит). Любвеобильность - попытка привлечь к себе внимание. Скорей всего Оливер терпеть не может свою внешность и пытается хоть как-то данное природой изменить, но вечно терпит крах. Да и вспомним об обществе, в котором параллельный Англия живёт: социопаты, уголовники, убийцы, безумцы и все они жаждат избавиться друг от друга. Как вы думайте, живя в таком "прелестном" месте, сойти с ума и начать рубить всех в капусту реально? Мой ответ: да, реально.
Но это всего лишь моя теория.
­­
Elis.Mir.

Музыка YUI - Rolling star
Хочется: Поддержки и понимания
Категории: Elis Mirova, 2P!теория, Мои работы
Прoкoммeнтировaть
суббота, 10 января 2015 г.
leon. 02:31:36
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 7 ноября 2014 г.
#401 hashihihihime 15:20:33
Практически вот уже месяц пью только апельсиновый сок и чай с лимоном. И каждый день поедаю аскорбинки (слово-то какое некрасивое, пф). Кажется, кое-кому серьёзно не хватает витамина С.

Вчера начала читать мангу "Boku wa Mari no Naka". Где-то в части пятой меня посетило смутное чувство дежавю. Поразмыслив немного, поняла, что воробей глаз и волос похож на "Aku no Hana". Ну похож и похож, ничего необычного. После прочтения последней главы, которая была на английском, захожу на MAL почитать отзывы. И - внезапно-то как! - оказывается, что обе манги рисовал один человек.

Почти осилила Yume Miru Kusuri, остался лишь рут Мизуки (и внезапно, рут Некоко>рут Аэки, хотя до прочтения казалось, что будет наоборот. Наверное, слишком многого ожидала от последнего). Ещё вот CrossChannel начала читать. В планах ещё пара ВН, но дела пока продвигаются ну ооочень медленно. Отпустите меня, osu и тохододзинси~


Категории: Ничего интересного, VN, Манга
вторник, 21 октября 2014 г.
5. Зелёный 17:16:56

На самом деле я брежу, мне все это снится:
И мотоцикл, и сияние звезд в ее карих глазах,
И тонкие стеклышки инея у нее на ресницах,
И следы ее поцелуев на моих смущенных щеках.

На самом деле не было ни дорог, ни деревянного дома.
Она, думаю, счастлива; едва ли помнит меня.
Я счастлив тоже, хоть знаю, все могло бы быть по-другому -
Я мог бы делить с ней участь дорог, труб, воды и огня.

На самом деле есть у нее кучка нужных людей -
Я, надо думать, не смог в этот список попасть.
Но ей есть, с кем разделить путь, счастье, печаль и постель.
И я этому очень счастлив. Я могу тихо и мирно спать.

На самом деле все это время я лежал в кровати и спал.
Мне грезились ее нежность и доброта.
Но помните, я там как-то раз или два сказал,
Что люблю ее? Да, я не врал, она все же Именно Та.

На самом деле вся эта сказка - сон,
Но я буду помнить Принцессу, и счастья желать ей вдвое.
Я, может быть, все еще слишком в нее влюблен -
А может, мое чувство успело стать крепкой и верной любовью.

На самом деле, всего этого никогда не было.
И я не думаю, что когда-нибудь будет.
Какова мораль? Смотрите чаще на небо,
Высыпайтесь, любите, и берегите друг друга, люди.

Категории: Дарите женщинам цветы., Синяя Сказка
суббота, 26 июля 2014 г.
найденышам. your funny valentine 20:06:16
Меня опять подобрали.
От него пахнет сигаретами,в кружке всегда кофе,когда ни сунусь хлебнуть горький,крепкий, горячий. В его руках прекрасно плачется и чудесно засыпается. Он не спрашивает,что со мной, это удивительно. Он знает мое имя, готов был придумать другое. Он кормит меня и просто держит на коленях. Я тыкаюсь в его шею носом и вздыхаю, в его запахе проступает кожа(он пришел в косухе) и другая,она у него постоянная, сам рассказывал, три или четыре года. Она прекрасная, а меня ему стало просто жалко. Он оставляет меня на работе, говорит,что два дня были незабываемыми, намекает, что мы больше не встретимся, у него даже нет моего номера...
- останешься?-спрашив­ает меня охранник.
- пойду открою зал, принеси диван-отвечаю я.


Категории: 103
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 22 июня 2014 г.
Тим Рот. Искусство жить Le Fleur 18:19:23
­­

Неслыханное дело: сегодня обломали самого Стивена Спилберга! И кто... Худенький низкорослый мужичок со следами бессонницы на длинном лисьем лице. Мистер Спилберг пристально рассматривал его минуты три, а потом попросил встать к стене и включил камеру. Стандартная процедура: он всегда проводит прослушивание с включенной видеокамерой. И это никого не шокирует: Стивен — царь и бог, Карабас Барабас огромного голливудского балагана. Он тянет за веревочки — и преданные ему куклы радостно водят хороводы. Под его дудочку охотно плясали и Харрисон Форд, и Джулия Роберте. Да что там плясали... Если бы понадобилось, они бы и собаками лаяли, и кошками мяукали. Встреча со Стивеном — путевка в звездную жизнь: если повезет, то окажешься в дамках. Но, похоже, этот тощий небритый шкет со взглядом диковатого волчонка ничего не знает о жизни и ее правилах.
— Вы могли бы имитировать немецкий акцент? — спрашивает Спилберг, приближая лицо человека в видоискателе объектива камеры.
— Какую именно область Германии вы имеете в виду? — без особого энтузиазма поинтересовался тот и почесал за ухом.
— А пройтись как динозавр? Это не составит для вас труда? — продолжает наседать режиссер.
— Легко, только никого именно динозавра вы хотите увидеть? Тираннозавра, игуанодоита? Постарайтесь точнее сформулировать мне задачу, и тогда я попробую что-нибудь сделать для вас.
От неожиданности Спилберг опустил камеру, но она продолжает фиксировать все: ботинки режиссера, пыльный пол, брошенный кем-то конфетный фантик... Режиссер ошеломленно хлопает глазами. Ему сказали, что... как его... мистер Рот отличный актер, лучший из всех молодых британских актеров. Он может все: быть камнем, компасом, телефонной книгой... И что странного в предложении изобразить динозавра? Обыкновенного — хвостатого, зубастого, с рогатой чешуей. Черт возьми, они не в школьном театре какого-нибудь захудалого Йоркшира, чтобы вот так препираться...
— Спасибо, вы можете идти, — оскорблено цедит режиссер, и Тим Рот, не прощаясь, с безучастным выражением выходит в коридор, где личный ассистент мистера Спилберга воюет с тремя телефонными аппаратами. Аппараты трещат не умолкая — Стивена хотят все: и Джордж Лукас, и Харви Вайнштейн, даже Белый дом требует Спилберга. И. только мистеру Роту наплевать на режиссера Спилберга. Ходить перед ним на задних лапках?! Корчить из себя вымершее доисторическое животное? Ишь, чего захотел. Видели мы таких, и не однажды...
Тим Рот шел по улицам, засунув руки в карманы и втянув голову в плечи. В Лос-Анджелесе палило солнце, раскаленный воздух, казалось, звенел. На душе у него было гадко: денег почти нет, платить за номер в отеле Bel Age скоро будет нечем. К тому же вечером его непременно разыщет Айлин Филдман, единственная из обоймы американских агентов согласившаяся с ним работать, и опять будет доставать его. Тим представил, как Айлин, грузная, вечно потная дама в майке и шортах, отловит его в любимом баре в двух шагах от отеля и, швырнув на стол портфель с бумагами, завопит что есть мочи. О да, она уже в курсе! Он — гад! Он сорвал прослушивание у главного режиссера в Голливуде, и теперь ему нечего здесь делать! Пусть идет подметать улицы или разносить пиццу! О, что это был за сценарий... Грандиозная драма из жизни немецкого концлагеря Второй мировой войны. «Список... этого... Шиндлера»... Да, Айлин прочитала присланный синопсис и прямо-таки рыдала. Считай, что «Оскар» был у нас уже в кармане, а ты что сделал? Вместо того чтобы облизать мистера Спилберга (мальчик мой, мы в Голливуде, а не у тебя дома на Пиккадилли, и здесь надо лизать, лизать и еще раз лизать), Тим жеманится и строит из себя недотрогу. Нет, она не может работать в таких условиях. Она не знает, куда его еще впихнуть... На телевидение Тим не желает идти (видите ли, сыт по горло примитивными британскими постановками), в детские шоу тоже ни ногой (у него растет сын, и папа не хочет, чтобы ребенок увидел его в гадкой бездарной сказке), о рекламе лучше не заикаться. Вытаращит глаза и будет шипеть, как ядовитая змея: мол, у него есть свой уникальный актерский Метод, а она держит его за пустоголового дурачка. И что ей остается? Выпить с горя в компании с Тимом и забыться...
Но до вечера еще пропасть времени, и Тим знает, чем займётся: он будет просто тупо болтаться по улицам и медленно напиваться во всех попадающихся ему на пути барах. В третьем по счету окончательно сольется со стенами, полом, потолком... Наступит восхитительное, ни на что не похожее чувство единения с миром: как будто его нет, он стал абсолютно прозрачным, лишенным плоти невесомым существом. Когда Тим в Лондоне, то знал все бары в округе. В юности это были довольно приличные заведения в районе Далидж, затем повзрослев он плавно переместился в Льюишем.
Коллекционирование баров — это довольно странное увлечение для юноши из интеллигентной семьи, с этим он согласен. Его отец пил только в компании приличных людей. Мать могла позволить себе рюмочку шерри или бокал шампанского на вернисаже. В доме не держали даже красного вина. Отец, политический журналист со своими взглядами на мир и государственное устройство бедной, порабощенной Маргарет Тэтчер Англии, все время протестовал, а мать писала пейзажи акварелью. Эрни Рот был убежденным коммунистом, социалистом и бог знает кем еще, а Энн Рот искренне верила в гуманную силу искусства. Она таскала ушастого хмурого сына по всем художественным галереям Лондона. Тим не видел принципиальной разницы между галереей Tate и универмагом Marc & Spencer, но покорно ковылял за мамой, шумно восхищавшейся какой-нибудь вазочкой эпохи Цинь. Тот же восторг у него вызывали хлопчатобумажные носки в мужском отделе. На демонстрациях Народного фронта, куда его водил отец, тоже было однообразно и неинтересно: люди кричали, шумели, иногда размахивали транспарантами. Старшая сестра Джилл говорила, что у Тима нет чувства единения со своей страной: она росла девочкой с принципами и по примеру отца решила стать журналистом. А Тим долго не знал, куда ему податься... Мать, требовавшая, чтобы он носил туфли на платформе (невысокий рост мальчика ранил ее куда сильнее, чем его некоммуникабельность), мечтала увидеть его учеником престижной частной школы. Но Тим не справился со вступительным тестом, а посему загремел в обычную школу Тульса. О, что это была за школа... В первый день у него отобрали деньги, выданные на обед. Во второй — хорошенько поколотили. В Тульсе учились неблагополучные дети из самых разных районов Лондона, и мэр города Кен Ливиигстон ставил их экспериментальную школу в пример: вот как следует бороться за толерантность в обществе. Этот же мэр стыдливо прятал глаза, когда пятьсот учеников Тульсы вышли стенка на стенку с воспитанниками школы Кингсдейл: пятнадцать полицейских бригад едва разогнали хулиганов. Газеты пестрели сенсационными заголовками: несовершеннолетние устроили кровавое побоище с битьем стекол ближайших магазинов и кафе... Но внешне школа выглядела превосходно: восемь этажей, четыре подъезда, широкие лестничные пролеты и даже сквер с цветочными клумбами. Это здание из красного кирпича возвышалось над южным Лондоном, словно корабль, открывающий непутевым отпрыскам не самых показательных семейств невиданные доселе горизонты прекрасного образования... Но Тимми Роту этот корабль ничего не открывал. Пожалуй, в этой ненавистной школе ему впервые захотелось стать невидимкой: тогда одноклассники перестали бы его бить, отбирать деньги на переменах и обзывать Недомерком. ­­ В знак протеста Тим иногда пропускал уроки и слонялся по пестрому многолюдному Сохо. Предложение сыграть Дракулу в школьной театральной постановке, озвученное преподавательницей литературы, застало мальчика врасплох: он думал, что умрет от страха, как только ступит на сцену. Но не умер, а даже наоборот: как-то воспрял и почувствовал неведомую доселе силу в своем слабеньком, тщедушном теле. В маске коварного вампира, исчадия ада, воплощения всех смертных грехов, он словно воспарил над тупыми одноклассниками, лицемерными учителями и толпой родителей, среди которых затерялась и его восторженная, немного растерянная мама с коробкой новеньких кисточек и акварельных красок. Впрочем, успех «Дракулы» не помог Тиму: па следующий день его снова жестоко поколотили...
Затем он, освободившись из тисков Тульсы, отправился учиться в колледж искусств Камберуэлл на отделение скульптуры, Тим до сих пор плохо представляет. Наверное, влияние Энн: все-таки она здорово задурила ему голову своими выставками и болотистыми пейзажами... Мать гордилась выбором сына, отец остался равнодушным. Эрни только что вернулся из Ливии и повесил фото, где он стоит рядом с полковником Каддафи, в столовой на видном месте. Джилл уже вовсю митинговала, Тим же пытался лепить из папье-маше голых теток, но у него плохо получалось. Время учебы в арт-колледже запомнилось ему тем, что однажды он случайно переспал с подружкой своего приятеля, будущего знаменитого художника. Тот оскорбился, да и девчонка осталась недовольной: Тим не был расположен к серьезным отношениям. И вдруг его осенило, что скульптор из него никакой. Лучше бы пойти в актеры...
В кино двадцатилетнего Тима Рота привел случай. А точнее, спущенная тина в колесе. Тим проезжал на велосипеде мимо театра Овал Хаус, когда колесо издало недовольный звук, похожий на всхлип. Он зашел в здание театра, чтобы спросить у кого-нибудь насос, а попал на кастинг к режиссеру Алану Кларку. Алан собирался снимать жесткую современную драму о жизни скинхедов. Тим бросился ему в глаза — у него была безжалостно обрита голова.
— Почему вы лысый? — спросил Алан.
— Побрился для роли Кассио в «Отелло».
— И что вы думаете об этой роли?
— Полное дерьмо, — сплюнул сквозь зубы прямо на пол Рот.
Тим не врал: он в самом деле ненавидел то, что играл на сцепе. Бросив свой тоскливый арт-колледж, Тим обошел все более-менее пристойные театры Лондона. Очередь дошла и до малопристойных, но низкорослого, носатого, нервного и несговорчивого парня не брали даже в массовку. Ему кисло советовали поучиться хотя бы в Королевской академии театрального искусства. Из любопытства Тим забрел в это роскошное здание на Гауэр-стрит — и через пять минут вылетел оттуда пулей: заносчивые прилизанные студенты с конспектами в руках никак не могли стать его товарищами по цеху. Да и вообще, он был уверен в своем уникальном актерском даре, и потому в учебе, ежедневной муштре и многочасовых репетициях не видел никакого смысла. С горя Тим махнул в Глазго, где наконец устроился в театр Ситизенс. В пьесе Жана Жене «Ширмы» ему, конечно, досталась роль алжирского вора. Полгода, пока шли спектакли, он каждый вечер боролся с дикими приступами тошноты: перед выходом на сцену желудок Тима буквально разрывало на части. Он ненавидел себя в этой роли. Ужасно, отвратительно и бог мой, так бездарно... Он вернулся в Лондон и получил роль в спектакле «Отслло» на сцепе театра Ныо Олбани. Но при одном воспоминании об этой роли его глаза наливались бешенством: ужасно, отвратительно и снова бездарно...
Алану Кларку понравилась ненависть, бушевавшая в Тиме. Ему, конечно, говорили, что это большой риск — брать на главную роль актера с улицы. Причем в прямом смысле: велосипед Тима сломался на площади Овал, недалеко от знаменитого поля для игры в крикет. Но Кларку нужна была энергия ненависти в чистом виде. И эта энергия ключом била из такого слабенького на вид, худенького парня. Режиссер просто направил ее в нужное русло — дал ему роль безжалостного бритоголового отморозка по имени Тревор. Фильм «Сделано в Британии» имел успех у критиков, и о Тиме Роте написали все достойные английские журналы. Его заметили интересные независимые режиссеры Майк Ли и Стивен Фрирз и сделали весьма выгодные предложения. Казалось, он мог позволить себе расслабиться и перевести дух. Но Тим по-прежнему ждал удара.
Группа агрессивных парней в черных косухах и тяжелых военных ботинках преследовала его два квартала. Человек десять молча, даже не переговариваясь, тяжело дышали прямо в затылок. «Сейчас будут бить», — промелькнуло в голове у Тима, и он по привычке съежился, вжав голову в плечи. Чувство липкого страха, потные ладони, испарина на лбу — все как в школе, когда он мечтал только об одном: исчезнуть, провалиться сквозь землю, раствориться в толпе своих обидчиков...
Постепенно границы между съемками и жизнью стирались. Тим так глубоко уходил в роль, что не видел, где заканчивается съемочный павильон и начинаются хлопотливые будни
— Эй, чувак, это ведь ты играл Тревора? Автограф дашь?
Он дрожащей рукой расписался на каком-то клочке. Один из парней, наверное вожак, здоровый, бритый, крепко пожал ему руку и невозмутимо удалился вместе со своими мрачными, затянутыми в черную кожу собратьями. Их ботинки еще долго стучали железными набойками по мостовой, а Тим сидел в подъезде своего дома на батарее, пытаясь унять сердцебиение. Не хотел, чтобы Лори узнала о том, что он струсил. Но она сразу догадалась: с ним что-то не так... Его подружка была на редкость сообразительной девицей.
Лори Бейкер приехала в Лондон из Нью-Йорка, чтобы найти свое предназначение. У нее не было никаких определенных планов: актерская стезя, дизайн, а может быть, журналистика... С Тимом она познакомилась в баре, где он, как всегда, пил пиво, а она пыталась собраться с мыслями за бокалом легкого шардоне. И листала страницы с объявлениями о вакансиях в газете. Ничего путного: официантки, бэби-ситтеры, агенты по продаже недвижимости... Другая на месте Лори давно захандрила бы, но предки девушки были родом из Италии, а итальянцы, как известно, обладают редким природным жизнелюбием.
Она первой заговорила с Тимом (он ни за что не подошел бы к такой аппетитной, искрящейся весельем девушке в короткой юбке), и дальнейшее развитие их романа форсировала тоже Лори. Конечно, сразу было понятно, что им не по пути. Рефлексирующий, погруженный в свои мрачные мысли, весьма нестабильный Тим — и Лори, живая, горячая, импульсивная красотка. Тим в душе мечтал порвать весь мир, чтобы отомстить за свои унижения в Тульсе, а Лори, как выяснилось, лелеяла заурядную мечту о большом, счастливом и обеспеченном семействе. Беременность ее, конечно, обрадовала, а Тима ввергла в состояние шока. Подруга не возражала против обручального колечка на безымянном пальце, а он не мог представить себя мужем и в страшном сне.
И вообще, у будущего отца вдруг обнаружились свои, весьма своеобразные представления о чести. Он не считал нужным жениться на беременной от него девице, но никогда не опаздывал на важную съемку. Он мог нахамить любому режиссеру, но если надо, поможет с поиском молочной каши для его новорожденного сына. Кашей занималась исключительно Лори, а он продолжал жить жизнью своих героев. В фильме «Тем временем» Тим великолепно сыграл идиота, постоянно пускающего слюни. Точно так же, как его персонаж Колин, актер не мылся все шестнадцать недель съемок, а к началу семнадцатой почти перестал разговаривать...
Под давлением Лори он сдуру согласился участвовать в примитивной телепостановке Knuckle, где довольно лихо изобразил циничного, прожженного сыщика. Лори видела это милое кино по ящику и осталась довольной Тимом. А он, дурачок, давай орать:
— Из-за тебя я стал проституткой, да ладно бы экстра-класса, а то самого низкого пошиба.
О чем это он? И чего так орать? Вместе с ним снималась Эмма Томпсон в роли певички. Эмма же не орет. Получила денежки и забыла об этом фильме. На мелководье, как известно, и рак рыбка. Можно зажарить и съесть, но нет же, у Тима, черт его дери, принципы, какой-то актерский метод...
А потом Тима стали меньше снимать. Он нервничал, постоянно скандалил с женой. Продавал рекламу по телефону, впрочем, без особого успеха. Хорошо, что в некоторых барах безработного актера узнавали и наливали в долг. Однажды в подпитии Тим Рот даже написал письмо Фрэнсису Форду Копполе: мол, дорогой мистер режиссер, заберите меня отсюда, я так хочу работать с вами в кино. Это ж надо так низко пасть... Ответа, конечно, не последовало. Зато вместо Копполы на его пороге нарисовался... Кто бы вы думали? Старый приятель и собутыльник Гэри Олдман. Он сиял. Гэри переехал в Штаты, урвал американскую красотку Уму Турман в жены и даже перестал пить. Они встретились по старой доброй традиции в баре, и Гэри — бог мой, да он ли это? — заказал апельсиновый сок вместо скотча.
— Из Лондона надо валить, ты здесь сдохнешь, дружище, — доверительно начал старый друг. — В Америке люди реально зарабатывают. Там есть и независимые проекты, ты сможешь выбирать. А акцент... Плюнь на него, ты легко его освоишь.
Расплатившись за сок, радостный посвежевший Гэри умчался обратно в Штаты, где сорвался, запил, разбил сердце бедной Умы и окончательно загубил свою так блестяще начинавшуюся карьеру... А Тим вдруг вспомнил их первую совместную съемку для журнала The Face. Британская обойма подающих большие надежды молодых дарований: Гэри, Дэниел Дэй Льюис, Колин Ферт и Пол Мак Гэпи. Юные, надменные, самоуверенные и такие смешные в костюмах с накладными плечами. Что теперь с ними? Пол давно растворился в прошлом, Колин разменялся на дамские мелодрамы, и только Гэри с Дэниелом более-менее на волне. Но оба уехали в Штаты, где все-таки можно дышать. И Тим Рот принял решение отправиться в страну ковбоев и мультимиллионеров. Он даже забыл попрощаться с Лори, так спешил начать все с чистого листа... Дешевый отель. Раздолбанный телевизор, И он, в восхищении застывший перед экраном. Американские телешоу поражали Тима какой-то дикой наивностью, граничащей с бесстыдством: силиконовые девки, патлатые рестлеры... Гора призов, какие-то проповедники и проходимцы, надеющиеся сорвать банк или хотя бы выиграть миксер в лотерею. Черные плачущие женщины, брошенные дети и Элизабет Тейлор, в очередной раз собравшаяся замуж за белобрысого, явно нетрезвого шофера.
— Поддержим Лиз! — заходился в крике ведущий, и публика в павильоне орала, визжала, рыдала, хлопала в ладоши...
Страна безграничных возможностей и... безмерной тупости. Восхитительная смесь невежества и простодушия, корысти и беззаветной любви. Не то что на английском ТВ: скучно, чопорно, пахнет нафталином. Окрыленный всеобщим безумием, Тим быстро нашел работу: режиссер Джефф Стапцлер утвердил его в «Танце на могиле». Независимый проект с мизерным бюджетом, но Рот был полон радужных планов... Однако карьера застопорилась. После премьеры «Бешеных псов» критики писали, что фильм пропагандирует насилие. Они ополчились и на Рота: как он может сниматься в таких фильмах, у него же растет сын Деньги таяли, и он, конечно, уповал на Айлин: ему позарез нужна работа, без нее он подыхает, но даже ради последнего куска хлеба Тим не будет корчить из себя динозавра. Уж прости, дорогая Айлин...
К немалому удивлению Тима, Айлин Филдман не впала в истерику. Она, конечно, без труда откопала его в баре, по-мужски хлопнула двойного виски со льдом и спокойно сказала, что предложений для него у нее больше нет. Правда, один шизик просто-таки достал ее своими звонками по поводу Тима. Он вроде начинающий режиссер, хотя еще ничего не снял и говорит, что работает в видеопрокате. Одним словом, полная туфта. Айлин считает, что не стоит с ним связываться, но после того как он обидел мистера номер один в американском кино, ему не светят приличные предложения. Она бросила на стол десять баксов за виски и гордо унесла прочь свою громадную потную спину. Шизик оказался молодым, коротко стриженным парнем с тяжелой нижней челюстью и таким чудовищным акцентом, что первую часть его рассказа о будущем фильме Тим просто не понял. Но потом они пропустили по стаканчику в баре его отеля, и:
— Выбирай! — кричал головорез, размахивая руками, словно мельница крыльями. — Мистер Розовый, мистер Белый или мистер Оранжевый?
— Что за хрень ты несешь? — возмущался Тим. — Какой из меня розовый, мать твою?! Я могу быть только оранжевым, и точка.
Лори скрепя сердце отпустила Джека погостить у отца в Штатах. Она и не подозревала, что Тим потащит сына на съемочную площадку «Бешеных псов»
— Очуметь! — чувак схватил салфетку и принялся строчить на ней какой-то текст. — Ты именно тот, кто мне нужен! Вот, прочти пару реплик своей роли, и мы еще выпьем за успех.
Чувака звали Квентин Тарантино, и вскоре их фильм «Бешеные псы» получил призы на фестивалях в Авиньоне, Торонто и Сандерсе. А сколько кровищи было на съемках... Искусственной, из какой-то вонючей дряни. Тим все съемочные дни проводил в этой луже, извиваясь якобы в предсмертных муках. Парни-то хоть за столом сидели, реплики отпускали, а его мистер Оранжевый корчился да корчился. После премьеры критики писали, что за всю историю кино никто не истекал кровью так долго, обильно и ужасно, как Тим Рот. Даже Бен Газзара в фильме «Убийство китайского Букмекера» — и то как-то цивилизованнее умирал. На Квентина после «Псов» все ополчились: мол, он пропагандирует насилие.
А Квентин — гений, и оставьте его все в покое. Он семь месяцев съемок и монтажа «Псов» спал, по два часа в сутки. Тим думал, что тот не дотянет до Каин, но Тарантино дожил. Ясно как божий день, что по парню плачет психушка, но по кому она не плачет? Если проверить людей, с которыми работал Тим Рот, то всех их надо лечить. Многих — принудительно. Взять Питера Гринуэя. На съемках все актеры за глаза его зовут Священник. Правда, похож. Высокий, благообразный, в черном пальто, с большой амбарной книгой в руках. В этой книге у него расписан весь фильм — с первой сцены до финального титра. Гринуэй неторопливо выстраивает кадр. Какой-нибудь пепельнице он готов искать место часами: то влево сдвинет, то вправо, а вся группа ждет, переминаясь с ноги на ногу... Или режиссер Майк Ли. Тот вообще не знает слова «сценарий». А на что ему? Импровизирует по ходу дела: «Так, снимаем эпизод. Здесь двое, там трое. Эти сидят, те стоят. Все, поехали, мотор!» Можно свихнуться, пока уяснишь, что от тебя требуется Майку.
В Голливуде с творчеством попроще. Брюс Уиллис вообще особо не заморачивается вместе в «Четырех комнатах», и Брюс только и делал, что жрал хот-доги и трепался про свои раритетные тачки. Широким жестом вручил Тиму ключи от Shelby Mustang: «Гоняй, парень, ты же такую красавицу в глаза не видел...» А Тима не «заводят» роскошные машины. Он и в пафосном, зацикленном на недвижимости и банковских счетах Голливуде оставался тем же изгоем, отщепенцем без роду и племени. Шон Пенн пытался помочь ему как-то укрепиться в звездном статусе, даже водил на приемы и презентации по нужным людям. Но на ответственных мероприятиях Тимом внезапно овладевала хандра: он уединялся в каком-нибудь углу, полной бутербродов, и, громко чавкая, жевал, шокируя полуголых красоток. Послал Мадонну с ее частной вечеринкой, потому что по телеку показывали очередной тур президентских выборов, а он не мог пропустить такое фрик-шоу. Мадонна обиделась: его пригласила сама королева поп-музыки! Что мнит о себе этот небритый англичанин?
Айлин Филдман воспитывала Тима: «Мальчик мой, Голливуд не то место, где ценят эксцентричное поведение. У нас свои правила, богом прошу: не нарушай!» Но он запросто мог пропустить судьбоносный, по мнению Айлин, кастипг и питал необъяснимую тягу к разному отребью типа Лайама Нисопа. «Интеллектуал в драных штанах, вот кто этот Нисон. Уж лучше бы водился с Брюсом», — ворчала Айлин. Но однажды ее подопечный резко изменился: в его жизни появилась Никки Батлер.
...Тим Рот всегда терпеть не мог кинофестивали. В Каннах сболтнул, что ненавидит этот город: сюда приезжают одни чванливые болваны. В Санденсе было, правда, получше: не жарко и нет этих чопорных французишек из службы протокола. Ходи в чем хочешь, пей сколько влезет хоть в компании с первым встречным бомжом. Этим Тим и собирался заняться сразу после вечернего показа — пойти и хорошенько надраться, когда в поле его зрения появилась восхитительная блондинка
Санденс она приехала покататься на лыжах, а в кинотеатр зашла, просто чтобы убить вечер. Кино ее не интересовало, и в детстве она не собирала фотокарточки знаменитых актеров. Но даже если бы она этим увлекалась, то вряд ли в ее картотеке обнаружился бы снимок Тима: это лицо не могло внушить романтические мечты стандартной американской девушке. Впрочем, Никки не была стандартной: она серьезно занималась дизайном детской одежды и мечтала о собственном бренде. Но странный тип не отводил от нее глаз, и она начала нервничать.
— Мы знакомы? — довольно сухо поинтересовалась она.
— Можем познакомиться, — ответил он. — И выпить.
Другого времяпрепровождения Тим, естественно, предложить ей не мог. Она пожала плечами и... согласилась. В результате они проболтали до утра. Тим охотно рассказал, что в прошлой жизни был Маркизом де Садом. Однажды он подстригся как баба: понравилась прическа Миа Ферроу в фильме «Ребенок Розмари». Он обожает татуировки и, если бы не работа, покрылся бы ими с головы до пят. А пока у него их всего пять, по самая любимая вот эта: имя и дата рождения сына. А еще Тим Рот с юных лет мечтал переспать с принцессой Дианой: она выглядит очень холодной леди, а такие ледышки, как правило, оказываются в постели ого-го какими горячими штучками. А Никки чем-то похожа на Диану...
Очнувшись утром от тяжкого похмелья и вспомнив (частично!) свой ночной словесный бред, Тим с ужасом подумал, что больше никогда не увидит Никки. Тирада про Диану была явно лишней... Но девушка, чудное дело, сама ему позвонила. Ее Тим Рот, невзрачный белокожий человек с рыжими веснушками и одержимым взглядом, был неповторим. Не то что примитивные американские парни с набором штампованных ответов на все вопросы. Осмелев, он предложил ей отправиться вместе с ним в путешествие по Америке. Тим давно грезил мечтой объехать страну на товарных поездах, виду утонченная рафинированная барышня, неожиданно увлеклась этой сумасшедшей идеей...
Ради Никки он стал более сговорчивым: Согласился сниматься в детективе «Убийство в Хартленде». У Айлин отпала челюсть, когда он подписал контракт, а Тим миролюбиво заметил, что и Бэтт Дэвис играла в мыле. А как иначе платить арендную плату ему и его новой подруге? Окрыленная Айлин подсунула ему парочку мелодрам, и Тим — святые угодники! — пообещал сходить на пробы: а вдруг повезет? Повезло с фильмом «Дух тьмы». Никки полетела вместе с ним на съемки. Там, в Белизе, на границе с Гватемалой, они и сочетались законным браком. А медовый месяц провели в Париже, в отеле Raphael, рядом с Триумфальной аркой. Роскошный пурпурный бархат, золото, бахрома, официанты, услужливые до приторности... Лет десять назад Тима, потрепанного британского туриста, швейцары сюда не впустили бы. Но теперь ему нравилось чувствовать себя буржуа. Не изгоем, не аутсайдером и даже не человеком-невидимкой, а респектабельным мужчиной средних лет под руку с красавицей женой. Такой чудной роли в его обширной фильмографии подонка, психа и садиста еще не было... По возвращении в Штаты Тим усердно старался вписаться в новую для себя реальность: он даже принял черную кошку Никки по имени Оскар как родную, а ведь раньше не выносил этих хвостатых вонючих тварей. Жена родила ему двоих детей — мальчиков, которых они по взаимному согласию назвали Тимоти и Кормаком, И Тим безропотно покупал им молочную кашу...
Отныне жизнь Тима, замкнутого молчаливого невротика, сводится к поиску баланса между денежными проектами и провокационными малобюджетными арт-драмами. Этот компромисс в Голливуде пытаются соблюдать даже такие несговорчивые таланты, как Харви Кейтель и Шон Пенн. Но прошлая неприкаянность не отпускает Тима, Иногда его охватывает острое желание исчезнуть с лица земли или хотя бы напиться вдрызг в каком-нибудь старом грязном баре. Но из школы возвращаются Тимоти и Кормак, и мятежное сердце их отца успокаивается. До следующего приступа...

Категории: Фильмы, Тим Рот, Интересные факты, Жизнь, Квентин Тарантино
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 13 апреля 2014 г.
Зелёный 07:25:28
Запись только для меня.
пятница, 13 декабря 2013 г.
Потому, что я - Бэтмен! Человек - летучая мышь © Le Fleur 16:31:50

­­
­­
­­
­­
­­

Категории: Улыбнись
Прoкoммeнтировaть
суббота, 23 ноября 2013 г.
g.s. 02:36:35
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 1 июля 2012 г.
seeker. 15:07:22
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 3 апреля 2012 г.
weirdy maple 17:44:22
Запись только для меня.
суббота, 20 ноября 2010 г.
Тоичи. 09:41:11
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Тоичи. 09:39:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Тоичи. 09:34:32
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Тоичи. 09:25:03
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 1 ноября 2010 г.
как ребёнок в воображаемом укрытии. 14:27:38
Запись только для зарегистрированных пользователей.
как ребёнок в воображаемом укрытии. 14:24:50
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 29 октября 2010 г.
как ребёнок в воображаемом укрытии. 18:50:18
Запись только для зарегистрированных пользователей.
как ребёнок в воображаемом укрытии. 18:26:46
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 17 июля 2010 г.
у меня волосы от влаги вьются. герци 15:54:12
когда полуночники вырастают, они больше не носят полосатых носочков,
не ходят с круглыми оранжеватыми фонариками, не болеют.
у них вырастают крылья и они, похожие на синичек с жёлтым
(цветом глупых улыбающихся рож-смайликов) сердцем на грудной клетке -
символом взрослости, признаком жизни, клеймом на трогательности и непорочности,
уходят из больших домов с высокими потолками, холодными обоями и разлитой по углам темнотой,
выбирая сироп неба.
он лиловый, но уже не тот, что был раньше, как варенье, а холодный, глубокий:
тронь, увязнешь, умрёшь.
и сердечко жёлтое ни к чему.
из него маленькие полуночники складывают бумажных журавликов
и те улетают из грудной клетки
на запад.

Хочется: в небо
Категории: . синица в сиропе
среда, 16 июня 2010 г.
Счастье момо. 18:30:02
Да, я давно тебя не видела.
Помнишь, когда ты жила у меня целых 3 недели,
Когда сестренка засыпала мы болтали до вечера?
Я тогда бурчала, потому, что поздно спать ложится мне тяжело.
Помнишь, я выходила из комнаты, когда наконец полностью просыпалась,
А когда возвращалась, ты уже спала...
Тогда, я бурчала...
Вот я дурой была...
Помнишь, как мы хохотали и не могли остановится?
Мы не могли и секунду поглядеть на друг друга, сразу начинали смеяться...
Ты, наверно уже не можешь так хохотать...
Спасибо... За те дни...


Настроение: Ностальгия
Категории: Ностальгия
комментировать 18 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 7 июня 2010 г.
герци 15:20:59
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 31 декабря 2009 г.
.:^^:. Edo 14:06:48
Вид из моего окна.
Да уж...не плохо,да?
(Кликабельно)
­­

А это Эд делал кисти,и слишком увлёкся...^^
­­
комментировать 16 комментариев | Прoкoммeнтировaть
 


(?) > Цитатник пользователя

читай на форуме:
хрым
добавлю
меня бесит когда в ники ставят...
пройди тесты:
Мозаика.
Он мой первый и единственный....
случайная встреча aka любовь с первого...
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 CarGuru
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх